Недвижимость Кормление Звезды Магазины Развлечения Карьера Туризм Беременность Красота и Здоровье
Лучшие статьи
Загрузка...
Загрузка...
загрузка...
02.05.16

Биография | Генерал-полковник Георгий Шпак

Георгий ШпакШпак Георгий Иванович, родился 8 сентября 1943 г. в городе Осиповичи Могилевской области в семье потомственного железнодорожника, участника ВОВ. В 1962 г. закончил одновременно вечернюю школу и железнодорожное училище № 3 города Минска и был призван в ряды Вооруженных сил.

Ниже приведены выдержки из армейской характеристики Власова:

«Очень толковый растущий командир»

«В дивизии за несколько месяцев подтянулся общий порядок»

«Уровень тактической подготовки в его дивизии очень высокий»

В 1906 г. Брусилов, по протекции в.к. Николая Николаевича, был назначен начальником 2-й гвардейской кавалерийской дивизии, где заслужил большое уважение подчиненных своим командирским искусством и уважительным отношением к офицерам и солдатам. Но личная драма — смерть жены, а также гнетущая обстановка петербургской жизни после революции 1905 — 1906 гг. подтолкнули его к решению уйти из рядов столичной гвардии в армию: в 1908 г. Брусилов получил назначение в Варшавский военный округ командиром 14-го армейского корпуса с производством в генерал-лейтенанты. В 1912 г. Алексей Алексеевич принял предложение занять пост помощника командующего Варшавским военным округом. Трения с генерал-губернатором Скалоном и другими «русскими немцами» в штабе округа вынудили его покинуть Варшаву и занять должность командира 12-го армейского корпуса в соседнем Киевском военном округе. Брусилов писал жене: «Не сомневаюсь, что в войсках Варшавского округа мой уход произведет сенсацию... Ну! Что сделано, то сделано, и я рад, что вырвался из этой клоаки скалоновской придворной атмосферы».

В 1881-м году отставной хорунжий Корнилов получает административную должность в городке Зайсане, расположенном на границе с Китаем, и перебирается со всей семьёй на новое место. Здесь сохраняется прежний уклад жизни. Зайсанская станица имела репутацию медвежьего угла и насчитывала лишь 150 жителей. Между тем, здесь в разные времена работали известные русские географы, исследователи, в том числе знаменитый Н.М. Пржевальский. Местные жители, участвовавшие во многих экспедициях, с удовольствием рассказывали о путешествиях и путешественниках, о диковинных землях соседнего Китая, с которыми со временем очень близко придётся познакомиться слушавшему их повествования сыну отставного хорунжего.

В тринадцать лет Корнилов отправляется в Омск и поступает в Сибирский кадетский корпус, являвшийся шестым из 30 существовавших в то время и первым провинциальным. В это учебное заведение могли поступать сыновья офицеров отдельного сибирского корпуса и гражданских чиновников из дворян, служащих в Сибири. Воспитанниками Сибирского корпуса были многие известные исследователи и учёные, десять выпускников, включая Корнилова, стали кавалерами ордена Святого Георгия в Русско-японскую войну. Вступительные испытания дались приехавшему из глубинки и имеющему весьма слабое образование будущему кадету крайне тяжело, но, несмотря на плачевные их результаты, он был зачислен в корпус, наряду с несравненно более подготовленными, холёными сверстниками, и вскоре оправдал доверие, оказанное ему этим зачислением.  С первой же учебной четверти он стал по успехам во главе класса.

По итогам первого года обучения Корнилов выходит в число лучших учеников. Его оценки по всем предметам колеблются от 10 до 12 баллов из 12 максимально возможных. Директор корпуса генерал Пороховщиков указывал в аттестации на юного кадета: «развит, способности хорошие, в классе внимателен и заботлив, очень прилежен… Скромен, правдив, послушен, очень бережлив, в манерах угловат. К старшим почтителен, товарищами очень любим, с прислугою обходителен». В заключительной аттестации по прошествии пяти лет можно будет прочесть также: «скромен, откровенен, правдив. Трудолюбив и постоянно с охотою помогает товарищам в занятиях. Серьёзен. Послушен и строго исполнителен. (…) К родным относится с любовью и часто пишет им письма. Со старшими почтителен и приветлив. Товарищами очень любим и оказывает на них доброе влияние…»

Выпускные экзамены были сданы Корниловым на высшие баллы и, получив, таким образом, право выбора военного училища для дальнейшего обучения, он отправляется в Петербург и поступает в 1889-м году в Михайловское артиллерийское училище, куда традиционно стекались наиболее способные кадеты. Здесь трудолюбивый и старательный юнкер также отличается высокими успехами во всех дисциплинах. Лишь за поведение Лавр Георгиевич получал сравнительно низкие баллы, вследствие неприятной истории, произошедшей между ним и одним из офицеров. Последний позволил себе обидную бестактность в адрес Корнилова, и неожиданно получил от гордого юнкера отпор. Офицер был взбешён и уже сделал резкое движение, но невозмутимый юноша, сохраняя внешне ледяное спокойствие, опустил руку на эфес шпаги, давая понять, что за свою часть намерен стоять до конца. Увидевший это начальник училища генерал Чернявский немедленно отозвал офицера. Учитывая таланты и всеобщее уважение, которым пользовался Корнилов, этот проступок был ему прощён. В 1892-м году Корнилов заканчивает училище в числе первых учеников и получает назначение в Туркестанскую артиллерийскую бригаду.

В Туркестане Лавр Георгиевич активно занимается самообразованием, изучает туземные языки, даёт уроки ради заработка, чтобы помочь нуждающейся семье отца, занимается просвещением солдат, любимых им и отвечающих ему взаимностью. Через три года молодой офицер держит экзамены в Академию Генерального штаба и поступает туда, показав блестящие результаты (средний балл 10,93, по пяти дисциплинам – максимальные 12 баллов).

Офицеры, обучающиеся в Академии, получали жалование в размере 80 рублей и вынуждены были вести крайне скромный образ жизни. Лавр Георгиевич, продолжавший помогать семье, проживал в ту пору в съёмной комнате, расположенной в мансарде, в отдалённом районе. В одно время с Корниловым в Академии проходили обучение будущие генералы императорской армии Лукомский, Эрдели, Абрамов, Бонч-Бруевич и др. Будущий Донской атаман А.П. Богаевский вспоминал Корнилова тех лет: «Скромный и застенчивый армейский артиллерийский офицер, худощавый, небольшого роста, с монгольским лицом, он был незаметен в академии и только во время экзаменов сразу выделялся блестящими успехами по всем наукам».

Во время обучения в Академии происходят важные события в личной жизни Лавра Георгиевича: в 1896-м году он женится на дочери титулярного советника Таисии Владимировне Марковиной, а через год у них рождается дочь, наречённая Натальей.

По окончании Академии Корнилов был награждён малой серебряной медалью «с занесением фамилии на мраморную доску с именами выдающихся выпускников Николаевской академии в конференц-зале Академии». Также ему досрочно присваивается чин капитана с формулировкой «за успешное окончание дополнительного курса». Получив право выбора места службы, Лавр Георгиевич выбирает Туркестан…

- Вас же могли посадить на кол афганцы! – восклицал генерал Ионов, заключая в объятия молодого капитана. Герой-разведчик только что подал ему записку с подробным описанием крепости Дейдади и её фотографии.

Обрив голову, сбрив усы и надев афганский полосатый халат, Корнилов вместе с проводниками-туркменами ночью переправились через Амур-Дарью и на рассвете, передохнув на постоялом дворе, достигли крепости. Внезапно к ним подъехал всадник, и туркмены шёпотом успели предупредить капитана, что это – афганский офицер, охраняющий Дейдади.

- Кто вы и куда едете? - спросил всадник.

По словам Кульчицого, к России у него был личный счет: в начале 1990-х ему якобы отказывали в присвоении очередного воинского звания из-за того, что он являлся украинцем по национальности. И на Украину он, как сам признался, уехал за карьерой. И добился своего, — став генерал-майором в сорок девять лет, — только для того, чтобы через два года погибнуть от рук донбасского ополченца.

На сайте Минобороны не проводятся данные, где был и кем работал Назарзода с 1993 по 1997 годы. По данным «АП», в этот период Назарзода был одним из полевых командиров вооруженных формирований Объединенной таджикской оппозиции и вел боевые действия против официальных властей страны.

После плевненских неудач 22 августа 1877 года (ст. ст.) была одержана блестящая победа: при взятии Ловчи Скобелев опять показал свои таланты в командовании доверенных ему сил, за что 1 сентября Скобелев был произведён в генерал-лейтенанты. В конце августа было решено произвести третий штурм Плевненского укрепления, для чего было выделено 107 батальонов (в том числе 42 румынских) и 90 эскадронов и сотен (в том числе 36 румынских) или 82000 штыков и 11000 сабель при 444 орудиях (в том числе 188 румынских). Генерал Золотов определял силы турок в 80000 человек при 120 орудиях. Артподготовка началась с 26 августа и закончилась 30 августа с началом штурма. Войска правого фланга, румынская пехота и 6 русских батальонов, штурмовали Гравицкий редут № 1 на наименее важном левом фланге турок. Войска правого фланга потеряли 3500 человек и решено было прекратить наступление в этом районе несмотря на то, что оставалось ещё 24 свежих румынских батальона. Центр русских войск произвёл 6 атак и эти атаки были отбиты с потерями в 4500 человек. После чего с началом сумерек решено было прекратить бой. Левый фланг под командованием Скобелева с поддержкой князя Имеретинского, с 16 батальонами овладел двумя редутами противника при этом батальоны сильно расстроились. Развивать успех было нечем. Оставалось укрепиться и удерживать редуты до прибытия подкрепления. Но подкрепления послано не было, кроме одного полка посланного по инициативе одного частного начальника, но и тот прибыл поздно. Скобелев располагал 1/5 всех русских и румынских сил, притянул на себя более 2/3 всех сил Османа-паши. 31 августа Осман-паша видя, что основные силы русских и румын бездействуют, атаковал Скобелева с обоих флангов и подверг расстрелу. Скобелев потерял 6000 человек и отбил 4 атаки турок, затем в полном порядке отступил. Третий штурм Плевны окончился неудачей для союзных войск. Причины коренились в неправильной организации управления войсками.

Во время осады Плевны Скобелев стоял во главе Плевно-Ловчинского отряда, контролировавшего IV участок осадного кольца. Он был против осады, о чём спорил с Тотлебеном, так как она сильно затормозила продвижение войск. Между тем Скобелев был занят приведением в порядок 16-й пехотной дивизии, потерявшей до половины личного состава. Часть солдат дивизии была вооружена отбитыми у турок ружьями, которые превосходили по точности винтовки системы Крнка, стоявшие на вооружении русской пехоты.

28 ноября Осман-паша сделал попытку прорваться из окружения. Последовавшее за этим сражение окончилось сдачей армии Османа. Скобелев принимал самое активное участие в этом сражении с 3-м гвардейским и 16-й пехотой дивизией.

После падения Плевны главнокомандующий решил перейти через Балканы и двинуться к Царьграду. Скобелев был направлен под командование генералу Радецкому, который с 45000 стоял против Весселя-паши с 35000. Генерал Радецкий оставил на Шипкинской позиции против фронта турок 15½ батальонов, и направил:

  • а) правую колонну Скобелева (15 батальонов, 7 дружин, 17 эскадронов и сотен и 14 орудий)
  • б) левую колонну князя Святополк-Мирского (25 батальонов, 1 дружина, 4 сотни и 24 орудия) в обход главных сил Весселя-паши, находившихся в укреплённых лагерях близь деревень Шипки и Шейнова.

28 числа все три части отряда генерала Радецкого с разных сторон атаковали неприятеля, и вынудили армию Весселя-паши к капитуляции (30000 человек при 103 орудиях); сдачу Весселя-паши лично принял Скобелев.

После перехода через Балканы Скобелев был назначен начальником авангарда армии (32 батальона и 25 эскадронов сотен с артиллерией и 1 батальоном сапёров) и двинулся через Адрианополь к окрестностям Константинополя. По прекращению военных действий, 1 мая, он был назначен начальником «левого отряда» армии, а затем находился в составе армии при её расположении в Турции и при постепенном очищении территории самой Турции и вновь созданной Россией Болгарии.

Скобелев явился на балканский театр военных действий очень молодым и полуопальным генералом. Скобелев показал выдающиеся образцы военного искусства и заботу о подчинённых, а также проявил себя хорошим военным администратором.

[1] О биографии Корнилова см.: Николай Туземцев (Н. Т. Добровольский). Генерал Лавр Георгиевич Корнилов. Ростов-на-Дону, 1919.

[2] Конфликт между Корниловым и Мартыновым весьма убедительно описан в книге: А. Суворин (Алексей Порошин). Поход Корнилова. Изд.. 2. Ростов-на-Дону,1919. Изложение фактов у Суворина несколько запутано, но эта книга была опубликована задолго до книги Мартынова (см. прим. 4), где предубеждение автора к Корнилову чувствуется даже в заглавии. Тем не менее, ценность этого источника в том, что Мартынов был допущен к советским архивным материалам, недоступным более историкам.

[3]Е. И. Мартынов. Царская армия в февральском перевороте. М., 1927.

[4]Е. И. Мартынов. Корнилов. Попытка военного переворота. Л., 1927.

- Ваше превосходительство, поезда вряд ли смогут пойти раньше двенадцати часов следующего дня…

- Идите, работайте. Спасибо вам! – откликнулся Каппель, пожимая прапорщику руку.

 «Муравьями суетились на льду Ина добровольцы, а на обоих берегах реки стояли два паровоза, к которым были прикреплены какие-то блоки и тросы. Другие концы тросов были прикреплены к упавшему пролету. По свисткам и знакам прапорщика, паровозы со скоростью часовой стрелки ползли в разные стороны, подымая пролет, а под него тотчас же добровольцы подкладывали клетки из шпал. На другой день поезда прошли через Ин. Приказ Каппеля был выполнен…» - описывал А.А. Федорович.

В то время, как Волжская группа отходила по Волго-Бугульминской железной дороге, из-под Самары по Самаро-Златоустовской дороге отходили чехи и оставшиеся в Самаре части Народной армии. Недалеко от Уфы, на станции Чишма, обе дороги соединялись. Когда обе части армии находились уже недалеко от Чишмы, разведка доложила Каппелю, что в Сергиевском посаде, находившемся в вилке обеих дорог, накапливаются большие силы красных. Владимир Оскарович разгадал их маневр: ударив из Сергиевского Посада на Чишму, противник отрезал бы обе белые группы от Уфы. Оставив на линии железной дороги только один броневик, Каппель всеми своими силами обрушился на Сергиевский Посад, и, как бывало прежде, не ожидавший его противник бежал, отдав в его руки всю свою артиллерию. Эта операция лишний раз показала неизменное искусство генерала в ведении гражданской войны.

В то утро адмирал Колчак, сидя в своём кабинете и привычно изукрашивая перочинным ножиком многострадальную ручку кресла, с волнением ожидал визита прославленного волжского героя. В Омске к Каппелю относились насторожённо и недоброжелательно. Одни увязывали его имя с самарскими эсерами, другие откровенно опасались, что Владимир Оскарович, останься он в столице, будет иметь слишком большое влияние на Верховного правителя и тогда многим отсиживающимся в тылу на вымышленных должностях деятелям придётся несладко, играла свою роль и всегдашняя зависть. Все ходившие слухи исправно доводили до сведения Колчака. И, вот, теперь, когда измученные добровольцы, наконец, преодолели нелёгкий путь и были отправлены в Курган для отдыха и переформирования, Александр Васильевич вызвал к себе их вождя…

Вошедший адъютант доложил о прибытии генерала Каппеля.

- Просите, - кивнул Колчак, приняв официальный вид.

Дверь отворилась, адмирал опустил глаза и поднялся. Звякнули шпоры и спокойный, звучный голос отрапортовал:

- Ваше Высокопревосходительство, генерал Каппель по Вашему повелению прибыл!

Верховный правитель поднял глаза, и взгляды двух белых рыцарей, отдававших все силы служению горячо любимой Родине, встретились. Напускная строгость адмирала исчезла и, быстро выйдя из-за стола, он протянул Каппелю обе руки:

- Владимир Оскарович, наконец, вы здесь - я рад, я очень рад!

- Ваше Высокопревосходительство…

- Меня зовут Александр Васильевич.

Снят небольшой документальный фильм о Петрове К.П.

(голосов:0)
Похожие статьи:

генерал Карбышев
В этот День Великой Победы хочется также рассказать ещё про одного героя татарского народа – родом из кряшен – про несломленного легендарного генерала Дмитрия Карбышева!
Величие духа этого человека потрясает, он перенес ад многих фашистских лагерей и не сломался, не перешел на сторону врага!
Дми́трий Миха́йлович Ка́рбышев (родился: 14 (26) октября 1880, город Омск, Омский уезд, Акмолинская область, Российская империя; героически погиб — 18 февраля 1945, лагерь смерти Маутхаузен, Австрия) — генерал-лейтенант инженерных войск, профессор Военной академии Генерального штаба, доктор военных наук, Герой Советского Союза.


Григорий Иванович Котовский

12 (24) июня 1881 — 6 августа 1925

Семья

Григорий Котовский родился 12 (24) июня 1881 года в селе Ганчешты (ныне город Хынчешты Молдавии), в семье заводского механика. Кроме него, у родителей было ещё пять детей. Отец Котовского был обрусевшим православным поляком, мать — русской. По линии своего отца Григорий Котовский происходил из старинного польского аристократического рода, владевшего имением в Каменец-Подольской губернии. Дед Котовского за связи с участниками польского национального движения был досрочно уволен в отставку. Позднее он разорился, и отец Григория Котовского, инженер-механик по образованию, вынужден был переехать в Бессарабию и перейти в мещанское сословие.


Биография генерал герасимов

Генерал-полковник Валерий Герасимов официально назначен начальником Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации — первым заместителем министра обороны Российской Федерации. Соответствующий Указ сегодня подписал президент России Владимир Путин, этим же документом освободивший его от должности командующего войсками Центрального военного округа.


Комментарии к статье Биография генерал:
Загрузка...
loading...


2015