«я пел и под дулом пистолета»

Анатолий полотно биография семья жена дети

Фото

Анатолий Полотно — музыкант, объездивший с гастролями почти всю страну и полюбившийся многим слушателям шансона, — в чём-то похож на русского богатыря Илью Муромца. Сильный по духу, немного суровый, не признающий авторитетов, он подкупает своей искренностью, прямотой высказываний и настоящей добротой нрава...

ТОЛЬКА-ХОККЕИСТ

— Анатолий, вы были примерным ребёнком?

— Я думаю, из примерных детей не очень получаются жеребцы. Точнее, из примерных жеребят не могут получиться хорошие -боевые, скаковые лошади. Я был как все. Детство весёлое. Родился в простой семье, родители разошлись, когда мне было два года, и я жил с бабушкой. Так что знаю нравы улицы не понаслышке.

– Их невозможно разглядывать, можно только почувствовать. Всё-таки человеческий глаз искажает внутреннее содержание!

Во время ваших концертов зрители не только аплодируют и танцуют, они могут встать с места и пронзительно засвистеть или заорать: «Давай, Федя!» или «Жги, Полотно!» Вас это не раздражает?

– Абсолютно нет. Они же заряжены на контакт нашими песнями. Попробуйте создать атмосферу, когда люди навеселе без спиртного!

Я во время вашего концерта увидела в зале преимущественно женщин и преимущественно за сорок. Вам не обидно, что к вам не ходят двадцатилетние?

– Нам с Федей не то чтобы не обидно, а даже приятно, поскольку с двадцатилетними у нас напряжённые отношения. Не потому что мы не умеем с ними разговаривать, просто по определению. Федькиной дочери уже под тридцать. Моей старшей Лизе уже 32, младшенькой – 23. При таком раскладе перестаёшь чувствовать двадцатилетних девчонок женщинами. Ну, и у двадцатилетних ведь свои кумиры. Пусть они идут на концерты к ним!

Парень улицы, разудалый моряк, уставший от жизни человек – герои его песен. Их черты – черты самого Анатолия. Поэта, композитора, художника.

Родился я 18 февраля 1954 г. в городе Перми. Рост средний. Образование высокое. Происхождение – пролетарское. Взгляды либерально-гуманные. Тяга к творчеству с детства – подтягивал застольные песни наравне со взрослыми, под аккомпанемент баяна, на котором наяривал батя. Самостоятельно начал петь в 13-14 лет на танцах, в пригороде Перми, на Майском.

Родился 13 марта 1955 года. Семья Феди жила в Перми; жили и в вагончике, и в бараке… Да кого в России можно удивить этим? И тем не менее, невзирая на трудности, родители записали сына с шести лет в музыкальную школу. Там он проучился 7 лет по классу скрипки.

Подтверждением музыкальности натуры стало его поступление в Пермское музыкальное училище в 1972 году на скрипичное отделение. К классике тянуть будет позднее, в зрелом возрасте, а молодой Федя Карманов с 1976 года начинает работать в пермском ансамбле «Рябины-ягоды». И закрутила кабацкая круговерть! С 1977 года скрипку Феди можно было услышать в таких центровых пермских ресторанах как «Горный хрусталь», «Кама», «Нева», «Центральный».

С Мариной Александровой и Катей Огонек. Фестиваль шансона в Риге, август 2007 г.

С Михаилом Шелегом и Володей Черняковым. Израиль, площадь Шелег.

— Да, мы знаем друг друга почти с детства, оба из Перми. Вместе не только на гастролях, но на отдыхе. Вот уже восемнадцать лет каждый год в августе-сентябре сплавляемся с Федей по северным рекам — Камчатка, Чукотка, Тикси… Практически все объездили там. А в апреле собираемся на Печору. Меня, к слову, не меньше рыбалки и охоты несколько лет увлекает кино. Мы сняли уже пятнадцать фильмов о наших путешествиях, о необычайной русской природе. Наша природа — основа основ. Уверен, русская душа столь широка именно потому, что необъятна наша природа. Какие просторы, а?! 

— В вас прямо художник говорит! Впрочем, вы ведь по-настоящему увлекаетесь живописью, картины пишите… 

— Одно время увлечение это захватило меня полностью. Был невероятный азарт. Особенно мне нравилась рисовать в стиле абстракционистов. Сейчас больше тяготею к реализму. 

 2001 ã. ôèðìîé STM-Pecords (Êèåâ) áûë èçäàí àëüáîì Ôåäè Êàðìàíîâà – «Âðåìÿ – äåíåæêè!» (àâòîð âñåõ ïåñåí – Àíàòîëèé Ïîëîòíî), êîòîðûé àâòîðû ïîñâÿòèëè ñâîåìó òàëàíòëèâîìó çåìëÿêó, äðóãó – áåçâðåìåííî óøåäøåìó Ñåðãåþ Íàãîâèöûíó. Àëüáîì áûë çàïèñàí â Ïåðìè íà ñòóäèè «9Ì» (ïðîäþñåð Àíàòîëèé Ïîëîòíî, àðàíæèðîâùèê Ýäóàðä Àíäðèàíîâ, çâóêîðåæèññåð Ìàíñóð Àñêàêîâ).

В 1999 году вышел первый сольный альбом "Камерные песни" (продюсер А. Полотно, аранжировщик К. Краснов). Тогда и прозвучал впервые псевдоним - Федя КАРМАНОВ (автор псевдонима - А. Полотно).

"...Все впереди..." Сергей Русских, напротив, рассказывал, что, незадолго до смерти, у Наговицына откуда-то возник страх, что очередная песня может оказаться последней. Однажды, они ехали вместе в Пермь поездом. (Точнее, по просьбе авторитетных поклонников, один Сергей сопровождал, транспортировал другого до дома.) "Мы с ним ехали в разных вагонах. Разошлись спать, вдруг, в 2 часа ночи он рвется ко мне в купе, будит всех: "Вот, послушай, я тут песню написал!"

"Когда Сереге случалось заработать денег, он тут же кайфово их и тратил, - вспоминает Герман. - Отвязывался так, что ему было все равно, где петь, перед кем. В кабаке, где работал Фара Карамов (скрипач Анатолия Полотно, он же - исполнитель "русского шансона" Федя Карманов - Р.Н.), один вылезал на сцену и начинал танцевать. Я ему: "Серега, ты что, о..ел?" А он: "Да мне пофигу, Игорь. В кайф мне, понимаешь?!" Но такое случалось после трех стаканов водки, естественно. ...Накосорезить по пьянке он мог, причем, по беспределу. Помню, в ту осень, когда в Москве взрывали дома, я, Русских - он тогда не пил - и Наговицын встретились у меня дома. Посидели, выпили... Стали расходиться, залезли в мою машину, стоящую у подъезда, сидим курим. Вдруг вижу в зеркале: участковый мой приближается, с которым у меня по жизни нормальные отношения. Думаю: надо выйти, поздороваться со старшим лейтенантом - когда я с ним познакомился, он еще в младших ходил... Стою с участковым у машины, разговариваю за жизнь, за террор. Неожиданно из-за опущенного стекла высовывается Серега: "Слышь, сержант! А у меня тут пушка!" Тот мне: "Игорь, это кто у тебя там такой борзый? Я его сейчас в клетку закрою!" - "Да нет, лейтенант, это уважаемый человек, артист, просто выпил немножко". А Сергей опять за свое: старлея до сержанта опускать да пушкой выдуманной грозить. Ну, мы с Русских, дико извиняясь перед участковым, затащили Наговицына в подъезд. Лейтенанту пообещали назавтра спровадить "уважаемого гостя" домой в Пермь. А наутро, когда вправлял Сереге похмельные мозги, он только смущенно бубнил: "Ну, ты, Михалыч, на меня наехал, ну, наехал..."

Наверное, он до конца ощущал себя "звездой", лишь когда бывал подшофе. А трезвый - тише воды, ниже травы. Увидев наше с ним черно-белое фото, где мы оба сняты стрезва, он только и смог произнести удивленно: "Ну, Михалыч, мы здесь прямо как модели!" У него как раз только-только дочка родилась, и он поспорил с "курганскими" на ящик "Хеннесси", что год не будет бухать. С Женечкой на фотографии он - ну, чисто, ангел: умиротворенный такой, улыбается. "Вот, - говорит, - у меня в коляске лежит Евгения Сергеевна - кандидат медицинских наук!" - "Почему не доктор?" - спрашиваю. - "Ну, Михалыч, доктор - это слишком круто. А вот кандидат - самый сенокос".

Но не дожил он до этого кандидатства, мудила из Нижнего Тагила. И слова его про медицинские науки теперь злой какой-то иронией кажутся - не спасли они его, науки эти. И жене Инне, которая сдерживала его, как могла, до рождения ребенка сопровождая во всех поездках, это не удалось. Врачи незадолго до смерти Наговицына предупредили ее: "Все, Сергею пора завязывать. Совсем". Он вроде бы послушался, лег в больницу, но тут "челябинские" звонят, напрягают Инну: "Вот, Серега обещал концерты". Она была резко против. Но Наговицын привык держать слово. И он поехал в свою последнюю гастроль...

Я плакал и костерил его последними словами в то утро, когда его теща Виолетта Павловна позвонила и сказала, что его больше нет. Слушал весь день кассету с его песнями и думал: ну, никак не должен он был уходить так рано".

*****

Альбом "Разбитая судьба" стал струей свежего ветра в затхлой атмосфере конъюнктурного "шансона". Эксперименты с электронным звучанием, синтез танцевального ритма и "специфического" текста - все это уже переварено жанром не раз - и по большей части неблагополучно. (Все-таки блатная песня - это "живая струна", как назвал один из своих альбомов Михаил Круг.) А у Наговицына в "Разбитой судьбе" получилось! Электронные инструменты сочетаются с синтетической хрипотцой голоса идеально, и эта гармония - заслуга аранжировщика Эдуарда Андрианова. Андрианов был для Наговицына примерно тем же незаменимым человеком, каковым является для Полотно Сергей Кама, композитор и певец, кстати - земляк тезки.

"Сергей Наговицын... Где-то в середине 90-х я впервые услышал это имя, вспоминает Кама. - Я в то время уже перебрался в Москву, в родной Закамск лишь наведывался, правда довольно регулярно. Вдруг слышу: новый поющий земляк появился - прибавился к незыблемой пермской четверке или пятерке более или менее известных исполнителей. Составляли ее Полотно, Герман, Русских; свою раннюю группу "Шоколад" и себя самого, как автора, могу еще присовокупить... И вот - Наговицын. Парень из Закамска... Мне стало жутко приятно: как же, не то, что земляк - жили мы с ним рядом! Я-то постарше был, но начал припоминать дворовые ватаги, где он обычно верховодил - лобастый такой, сразу в глаза бросался. Сразу захотелось послушать его песни. Но - странная вещь: в Перми эти записи было тогда не достать, а в Москве - пожалуйста! В родном городе лишь один раз, в ресторане "Юбилейный", его песню слышал - с магнитофона крутили.

Потом, уже в Москве, в ГЦКЗ "Россия", Толя Полотно собрал все наше поющее землячество, посидели мы хорошо... Тогда я с Сергеем и познакомился. Не могу сказать, что мы сильно сблизились после той встречи. Какого-то общего круга знакомых у нас не оказалось. Я постоянно в Москве, он - в Перми. (И в этом, кстати, его феномен: человек стал известен, не тусуясь в столице.) Единственным связующим звеном был Толя. А когда я в Пермь приезжал - к своим, к близким - особо в местную жизнь не интегрировался. Парадокс: сам в прошлом кабацкий музыкант, не люблю кабаки, застолья и прочие шумные дела. Поэтому даже со старыми приятелями лишний раз пообщаться не удавалось. Но работали с Сергеем наши, закамские, ребята: Эдик Андрианов, Игорь Гусев, Мансур, с которым мы делали "Шоколад". Последний альбом очень сочным у них получился. А тексты песен просто изумительные, язык какой! И ведь это парень с соседней улицы написал такое, а не выпускник литинститута.

С тех пор, как я узнал о существовании Сергея Наговицына, постоянно "выхватывал" из сборников какие-то его новые вещи. И всегда удивлялся - его и ребят смелости в прокрустовых рамках "русского шансона"".

"Вот, - думаю я, - и Сергей Кама считает, что песни Наговицына - не рядовой трехаккордный "блатняк", слишком много там экспериментальных "фишек". Тот же "Этап", очень похожий на музыку рэггей:

"С возрастом я стал приглядываться, прислушиваться к знакам фортуны, - говорит Сергей Кама.- Наверное, я, по меньшей мере субъективен, но мне кажется, что Сергей Наговицин в какой-то момент испугал саму судьбу: слишком хорошо пошли у него дела, когда он все-таки вышел из внутреннего кризиса после той аварии. Может быть, некими силами высшего порядка ему было предопределено и дальше нести этот крест? И, увидев, как быстро он оправился, пришел в себя, они решили, что это повредит его душе, и внезапной смертью спасли его самого и его семью от еще более ужасных испытаний?

Судьба не терпит дисбаланса. Кто-то говорит, что Сергей внезапно был вырван из жизни. Я считаю, что таким образом восстановилось равновесие в высших сферах".

...На отдаленном Закамском погосте спит вечным сном в одной могиле с сынишкой и бабушкой Сергей Наговицын... Зачем? Почему так? "...Не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии..." - вспоминается Евангелие от Иоанна. ...Спят они: весна, лето и осень жизни - все вместе... Крепкие, раскидистые зеленые ветви деревьев летом, зимою - черные птичьи лапы, веники-метелки с шишками будущих почек. А какая-то из них не распустится по весне... Но мне не хочется верить, что там, где сейчас пребывает Сергей, царит вечная стужа.

*****

P.S. с Инной Наговицыной

...Женечка, их с Инной желанный ребенок, каждый день напоминает ей о Нем. Ради этой крошки ей теперь приходится жить. "У девочки даже родинка появилась на теле там, где у Сереги была, хотя родилась малышка без нее", - говорит в трубку из далекой Перми Инна Наговицына. ...Она говорит, говорит, говорит, я механически фиксирую и думаю про себя: а ведь они, Наговицыны, люди не от мира сего. Сергей-то был точно. Серегой, Сергеем она называла его только когда была чем-то недовольна, сердилась.

Случайные фото Анатолия Полотно

Поделиться статьей

Комментарии

Комментариев еще не оставлено
В случае ответов Вам придет уведомление